Краеведение Приморского края

Главная |  Форум |  Фото |  Топонимы |  Книги скачать |  Книги купить |  Канал на YouTube


Контакты: kraeved.info@yandex.ru



Архив

Все статьи (622)



Дневник тигролова

Добавлена: 12.09.2013 | Просмотров: 6228


Н.И. Ковальчук с тигром, убитым 14.01.1987 г. в с . Мельники
Село Мельники, в котором я живу уже 60 лет, расположено в живописной и плодородной долине. Вокруг тайга, сопки не очень крупные, покрытые в основном лиственными породами. Здесь растут дуб, орех маньчжурский, липа, клен, ильм, тополь, ясень, береза. Встречается, конечно, и кедр, но лучшие кедровые деревья, к сожалению, давно вырублены лесозаготовителями. Есть кустарник, в основном лещина и леспедеца. Все они дают хороший корм диким животным. Обильно произрастает и хвощ зимующий, которым в неурожайные годы питается кабан. Ну, а где кабан, там и тигры, о которых пойдет речь.

Охотой я занимаюсь 35 лет. Летом работал на таежной пасеке, искал женьшень, а зимой охотился: ловил колонка, норку, соболя, вел отстрел белки и рябчика. Ходил и на крупного зверя – кабана, медведя, изюбра. И все это время меня интересовала полная тайн и загадок жизнь тигров. Но до 1961 года следы их встречались крайне редко. И только в 1962 году я трижды за зиму видел тигриные следы, но зверь шел ходом, в угодьях не задерживался.

В январе 1963 года я впервые увидел на своем участке сразу трех тигров. Шел снег. Было около четырех часов пополудни. Я возвращался с охоты домой. Вдруг в 50 метрах от меня, преградив путь, на дорогу вышли три тигра, по-видимому, мать и двое молодых. Я замер. Ружье у меня было отличное, знал, что не подведет, но все равно было страшно. Совсем завечерело. Я начал мерзнуть, все во мне занемело. Я шевельнулся – тигрица рыкнула и сошла с дороги, следом двинулись молодые. Они поднялись на косогор и скрылись за увалом.

До дома я дошел очень быстро и хотя не сильно устал, но сна ночью не было: перед глазами все время стояли гигантские кошки, я видел их длинные гибкие тела с удивительной полосатой расцветкой...

1964 год. Следы тигров зимой стали встречаться чаще. А летом в трех километрах от села тигр ночью задавил совхозного коня Марта. Этот жеребец был вожаком табуна и, защищая табун, принял удар на себя. Я выезжал с конюхом Кузнецовым на место события. Трава там в трех местах была выбита до земли, всюду кровь, клочки шерсти. Тигр изодрал Марту бока, шею, перекусил оба скакательных сустава задних ног. Жеребец был еще жив, когда тигр ушел, видно, ему все же досталось от копыт. Март прожил сутки, потом его дорезали.

20 сентября ко мне на пасеку приехал школьный товарищ, попросил сводить его в лес. Вышли рано, шел гон изюбрей – неповторимый и ни с чем не сравнимый рев. Но в это утро изюбри почему-то не отзывались на мою трубу-береснянку. Мы вышли на солонцы, где на грязи надеялись рассмотреть следы. Но свежих следов не было, в 10 метрах от солонца лежала еще теплая, задавленная тигром чушка-двухлетка. Немного дальше – вторая, наполовину съеденная с задней части. (Свежее мясо мы забрали, чтобы использовать в пищу). Осенью следов больше не попадалось. Корма в тайге не было, чушки ушли, ушли и тигры.

1965 год. В декабре по свежей пороше вышел на охоту и в 12 часов нашел свежие следы кабанов, которых уже выслеживал тигр. Но он шел не по следу, а стороной, метрах в 100-200 от их тропы. Я надеялся, что тигр вот-вот задавит кого-нибудь и мне тоже достанется, но он почему-то не нападал. Стадо к вечеру перевалило хребет, в другой водораздел. Ночью пришлось возвращаться на пасеку, где меня ждали и волновались товарищи, ибо знали, что я пошел по следам тигра.

1966 год. 28 июня довелось увидеть сразу пять задавленных тигром лошадей: две взрослых кобылицы, жеребец трех лет и две молодые. Все они были убиты одним приемом: прыжок на спину, левая лапа в холке, правая – в шее, недалеко от уха; лошадь падает, а хищник перегрызает ей глотку. Ни одного килограмма мяса хищники не съели. Лошади лежали в 20-40 метрах от лесовозной дороги. Одну жертву тигр волок за хвост метров 20. Я различил два следа: один крупный, второй поменьше. В этом табуне было 11 лошадей; шесть, встревоженно храпя, прибежали в село.

На второй день мы с конюхом Кузнецовым и ветврачом Сиворакшей поехали на место, составили акт. Тигры к мясу не приходили. Из-за начавшегося медосбора мне не удалось съездить еще раз, посмотреть, приходили ли тигры, а конюх один ехать побоялся.

В 1967 году зимой тигриных следов на моем участке встречалось мало, снова не было кормов. Лишь в январе тигр дважды прошел по хребтам и, не найдя кабанов, больше не возвращался.


Изюбрь, задавленный тигром
Зимой 1968 года следы тигров стали попадаться чаще. Однажды, когда я возвращался с охоты, мое внимание привлекли вороны. Я подошел и в устье ключа увидел убитую тигром крупную изюбриху. Она была убита дней пять назад, и тигр уже дважды приходил к добыче. Здесь же лакомились соболь и колонки. А через неделю я обнаружил остатки кабаньей туши, тут тигр приходил трижды, съел почти все, осталась лишь голова да куски шкуры.

Зиму 1969 года я работал на лесозаготовках, охотился мало и тигриных следов не встречал. Но зато в июле всего в трех километрах от села тигр задрал кобылицу Мартоху, Она была спутана, на шее на цепочке висел колокольчик, но тигра это не смутило. Убил он ее старым классическим приемом и съел одну заднюю ногу. На вторую ночь тигр съел другую ногу и потащил кобылицу к лесу, но шагов через двадцать бросил.

На третье утро я со своим помощником Мельниковым пошел проверить, приходил ли тигр еще. Но мы не дошли до туши метров 15, как в кустах раздался тигриный рев. Пришлось отступить. Днем мы с пчеловодом Сергиенко поехали на мотоциклах и нарубили конины для своих сторожевых собак, а конюх и ветврач сожгли остатки мяса. Ночью тигр опять пришел к убитому коню, но есть было нечего и он по нашим следам пришел ко мне на пасеку. Собаки дико залаяли, потом забились под сторожку и замолчали. Я вышел, но ничего не увидел и лег спать. А тигр всю ночь пролежал за забором и, когда я утром стал заводить мотоцикл, ушел по дороге в Киевский ключ.

Через полчаса по этой дороге на свою пасеку направился было пчеловод-любитель Алексей Горин, но заметил на грязи след и повернул ко мне на пасеку. Собаки мои вылезли из-под домика только под вечер и беспрерывно озирались по сторонам. А ведь это были охотничьи собаки, которые храбро ходили на кабана и медведя...

1970 год. В январе по рекомендации начальника центрального участка госпромхоза «Прибрежный» тов. Беляева ко мне приехал охотовед Анатолий Григорьевич Юдаков. Он занимался учетом тигров. Поселился у меня, и мы за три дня обошли весь наш участок. Юдаков научил меня, как вести учет тигров, как по следам отличать самца от самки, молодого от старого. На второй день мы взяли свежий след и тропили его километров 10-12. След увел в глухую тайгу, где не было зимовья, и мы, не имея палатки, вернулись домой. То был крупный самец: ширина пятки 11 см, ширина и длина следа по 16 см. На следующий день мы видели еще два следа. Анатолий заключил, что это следы одной и той же самки. Охотовед уехал, и в дальнейшем я высылал ему материалы своих наблюдений за тиграми. В 1974 годуя с большой горечью узнал, что охотовед А.Г. Юдаков погиб...

Ночью 20 июля 1970 года в трех километрах от села и в 40 метрах от дороги тигр задрал лошадь из табуна в пятнадцать голов, пасшегося на лугу без пастуха. Утром я ехал на пасеку и увидел у дороги труп лошади. По следам удалось установить, как тигр напал на животное: он затаился под кустом, к которому кобыла приблизилась на 3-4 метра. Нападение было молниеносным, лошадь не успела даже отскочить. Убита она была тем же излюбленным приемом: одна лапа в холку, вторая в шею возле уха. Мяса тигр даже не попробовал. Не пришел к нему и на второй день. Вечером 22 июля я остался на пасеке затаривать мед, а жена Серафима Петровна пошла домой заниматься хозяйством. Когда она проходила мимо трупа лошади, на противоположной стороне обочины увидела тигра. Он лежал в пяти метрах от дороги. Серафима Петровна обомлела, но, жена охотника, она не закричала, не бросилась бежать, внешне спокойно, не прибавляя шага, прошла мимо. Тигр даже не пошевелился. И к мясу в эту ночь так и не подошел. А на следующий день труп лошади был сожжен.

На этом же лугу пасут стадо коров совхоза «Казанский», но вблизи нашего села пока ни одной коровы не задрали. А лошадей погибло уже восемь голов.

1971 год. За всю зиму следы тигров на участке встречались трижды. В январе крупный самец шел ходом, но местами делал поскребы на деревьях и оставлял свои «визитные карточки», состоявшие в основном из кабаньей шерсти и мелких кусочков костей. 15 февраля я пошел снять капканы, поднялся по Богатырскому, спустился по Сахалинскому ключу, когда увидел следы кабанов, которые здесь паслись несколько часов назад. Ниже по ключу услышал крик ворон и вскоре обнаружил недоеденного поросенка-сеголетка. Тигр, видно, только что ушел. Через день он явился и доел остатки. Летом тигриных следов не наблюдалось.

1972 год. Кабанов на участке мало, а потому нет и тигров. Лишь в конце декабря встретил тигриные следы в верховье Киевского ключа. Тигра интересовали изюбр и кабарга, но задавленных зверей в эту зиму я не встречал.

1973 год. На участке хорошо уродился желудь. С осени пошел ходовой кабан, да так и остался здесь на зиму. В ноябре по первому снегу я увидел след молодой тигрицы, ширина ее пятки 8-8,5 см. Всю зиму она охотилась исключительно на молодых кабанов: двухлеток и поросят этого года. Дичь никогда не преследовала, а заходила вперед и ложилась в засаду. Если кабаны меняли направление, тигрица снова заходила навстречу по нескольку раз, пока табун не подходил близко, и тогда брала добычу на первых же прыжках. Следов сопротивления не было.

24 декабря табун чушек прошел от тигрицы, лежавшей в засаде, метрах в 40, но она не напала на него. Это повторялось много раз. Ясно, что тигр не рассчитывает догнать жертву, и если не выдерживают нервы, гонится метров 100, редко 200, но почти всегда безрезультатно.

Под новый год на моем участке появился крупный самец, ширина его пятки была 11,5 см. Вскоре тигры встретились и вместе ушли куда-то.

Тигрица вернулась в феврале 1974 года и больше никуда не уходила. Осенью мы увидели по первому снегу недалеко от пасеки следы нашей знакомой, за ней шагали двое маленьких тигрят. В угодьях они прожили всю зиму.


Кабан, задавленный тигром
В 1975 году у нас опять уродился желудь и немного кедровых орехов. Кабана стало еще больше. Мне выдали карабин «Лось» и лицензию на отстрел. 15 ноября выпал первый снег, я вышел на охоту. Нашел кабанов во второй половине дня, стрелял, но неудачно: еще не привык к «Лосю». Вечером, возвращаясь домой, увидел свежие следы трех тигров; потревоженные выстрелами, они уходили на прыжках. Но ушли недалеко, ибо через неделю я снова увидел следы этой тройки: молодые шли след а след за своей мамашей. Я решил потропить, узнать, куда она их ведет. Через час догнал зверей в следующем распадке: тигрица привела молодых к задавленному ею ночью поросенку. При моем подходе она дважды зарычала и скрылась, тигрята, очевидно, ушли раньше. Убедившись, что тигрица далеко, я подошел к месту трапезы. Там оставались голова, две обглоданных ноги и кусочки шкуры. В дальнейшем я установил, что мать оставляла тигрят почти всегда в одном и том же месте, в чаще – в очень густых зарослях недалеко от пасеки. Здесь все заросло лещиной, леспедецей, осинником, дубняком, аралией, все сплошь переплетено лозами винограда и лимонника. Думаю, что именно здесь она их и родила.

Всю зиму тигрица охотилась на кабанов и кормила ими своих тигрят. В Киевском ключе было много изюбра, но она даже не делала попытки охотиться за ними. Косуль тоже не преследовала. Судя по этому, кабан – главный объект тигриной охоты.

Пришло лето, 22 июня я пошел посмотреть, как зацветает липа; со мной были две собаки – Мишка и Барсик. Мишка бежал по тропе впереди и с ходу попал в зубы тигрицы. Он только раз взвизгнул... Барсик бросился мне под ноги, я повернул на пасеку. Собака была так перепугана, что не отходила от ног и все время оглядывалась.

В 1976 году снег выпал рано, и я сразу обнаружил в Киевском ключе следы трех тигров, по размерам почти одинаковые, теперь стало трудно определять – где мамаша, где дети. Звери часто ходили вместе, но, когда разделялись, тигрица шла одна, а молодые вместе. В декабре была оттепель, и на талом снегу я определил разницу в следах молодых. Один был крупнее, пятка на сантиметр шире, пальцы больше и круглей. У самочки пальцы тоньше и длиннее, пятка уже. Ходили след в след. Иногда, пройдя по следу 500-800 метров, я не мог понять, один идет зверь или два – так аккуратно они следовали друг за другом.

Подходит 1977 год, на участке появляется крупный самец и уводит взрослую самку. Молодые остались. Мать вернулась только в начале февраля, однако молодые вскоре куда-то перекочевали. А тигрица, если мне приходилось с ней встречаться, уступала дорогу, пряталась. Но однажды в Шерстюковом ключе я обнаружил совершенно свежий след и решил потропить. Вечерело, шел небольшой снег, хотелось понаблюдать, как зверь будет охотиться. Я так увлекся, что не сразу заметил, что не я, а уже тигрица шла за мной по следу... Стало неуютно, желание тропить пропало, А ходивший на охоту на следующий день мой напарник Бойко рассказал, что тигрица, оказывается, шла за мной до самой пасеки – более пяти километров. С этого дня я решил в одиночку тигров больше не тропить.

Да и тропить не потребовалось. Тигров стало заметно больше, они начали выходить на дорогу, ближе подходить к селам. Но вреда поначалу не приносили, хотя охотились на кабанов мы рядом: я для госпромхоза, тигры – для себя. И нужно заметить, что они охотились гораздо успешнее.

В 1978 году я получил новенький карабин «Барс» и лицензию на отстрел кабана. 20 ноября выследил табун кабанов, стрелял крупного секача, но пуля со свинцовым концом разбилась о кость лопатки, и раненый зверь ушел. Утром следующего дня взял след и вскоре поднял кабана с лежки. Преследовал без собаки. Хотя зверь много раз ложился, но в зарослях на выстрел не подпускал и уходил все дальше. В удобном месте я решил зайти сверху, там, я знал, было чистое место. Но не прошел и двухсот метров, как напоролся на тигра, лежавшего в засаде. Кабан прошел от него совсем близко, но тигр, очевидно, слышал и видел меня. Увлеченный погоней, я подошел к нему метров на 50. Тигр прыгнул в сторону и скрылся в зарослях. Кабана в этот день я больше не преследовал, но не преследовал его и тигр. Оставил добычу мне.

А летом, 10 июля, в восемь часов вечера мы с соседом Здориковым видели, как тигр переходил через луг двухсотметровой ширины. До половины луга он как бы крался, четыре раза останавливался, а когда до леса осталось метров сто, побежал широкими плавными прыжками. Возле кустов остановился, посмотрел на нас и скрылся в лесу.

1979 год был знаменателен тем, что рожденная в 1974 году в Киевском ключе тигрица сама в той же чаще родила двух тигрят. Но не только этим, 25 ноября эта же тигрица бросилась на охотника...

Член нашей бригады Василий Ефимович Шаповалов вышел на охоту рано. Утро выдалось сухое, морозное, снега еще не было. Поднимаясь по ключу, охотник заметил следы крови, волок, пошел по нему. Внезапно волок оборвался. Шаповалов стал осматриваться и увидел двух убегающих тигрят. Одновременно раздался тигриный рев: тигрица прыжками шла на него! Охотник переборол страх и, не двигаясь, заорал: «Ты куда?!» Тигрица остановилась в пятнадцати метрах, постояла, а потом повернула и ушла в обратном направлении. Дошла до своей добычи – кабана-двухлетка, которого она задавила ночью, постояла возле него, еще раз зарычала и ушла вслед за тигрятами. Я спросил потом Шаповалова:

– Василь Ефимович, почему ж ты не стрелял, ведь жизнь была на волоске?

Старый охотник (его стаж перевалил за 50 лет) усмехнулся:

– Стрелять было бесполезно. Ведь в руках у меня была одностволка 16 калибра, заряженная на рябчиков...

К остаткам кабанятины тигры пришли через два дня. Накануне выпал небольшой снег, следы были, как отпечатанные. За день до второго посещения мы побывали у мяса, оно за ночь замерзло, как камень, его с трудом брал топор. Но тигры съели все дочиста, даже голову и ноги с копытами, оставив только кучку щетины. Какими же могучими челюстями и зубами обладает тигр!

Эта семейка всю зиму так и прожила в наших угодьях. Тигрица охотилась только на кабанов.

1980 год. Тигры живут на участке и далеко не уходят. В начале марта снова пытались напасть на людей. В три часа дня 1 марта молодой лесник Углекаменского лесничества А.П. Духленков и житель села Мельники Бунин возвращались с делянки, где они заготавливали дрова, и в двух километрах от села неожиданно увидели четырех тигров. Звери переходили дорогу, им помешали, и тогда две крупные тигрицы на огромных прыжках с рыком пошли на людей.

Духленков бросил пилу «Дружба» и встал с топором за дерево. Бунин начал кричать и лить из канистры на дорогу бензин, который поджег. В 10 метрах от людей тигрицы описали петлю и повернули к тигрятам, уходившим через поляну в горы. Семейство собралось вместе, звери постояли и пошли дальше.

Мы с егерем госпромхоза «Прибрежный» Сергиенко срочно выехали на место для проверки и замера следов. У тигриц пятка оказалась от 8 до 9 см, у тигрят по 4 см. Об этом случае я сообщил в редакцию журнала «Охота и охотничье хозяйство», заметка прошла в седьмом номере за 1980 год.

А 20 марта тигрица напала на коня по кличке Сокол. Ночью шел снег. Лошадь паслась в лесу и встала под дерево в 50 м от дороги. Тигрица шла по дороге (тигры вообще очень любят ходить по дорогам), прошла мимо лошади, но учуяла, вернулась назад, зашла против ветра и подкралась на три метра. Прыжок – и Сокол на боку. (Снег здесь сильно помят, застыла лужа крови.) Но коню удалось вырваться, он пробежал по лесу, выскочил на старую тропу, потом на трассу, по которой ходят машины и автобус. Тигрица преследовала, пытаясь удержать лошадь сзади: на следу шерсть и много крови. Под конец обе шли шагом. Лошадь вошла в село и дошла до моего дома, а тигрица, дойдя до первых домов, свернула с дороги и скрылась в лесу.

На лошадь было страшно смотреть: глубокие раны у передней лопатки, на шее, подранены бока и задние ноги. На другой день Сокола пришлось дорезать.

Лето прошло спокойно, хотя следы тигров встречались неподалеку. Осенью на маньчжурских орехах по долине появилось много белки. Мы заключили договор, много стреляли, но тигры с участка не ушли; напротив, зимой подошли еще ближе к селу, так как по низам возле села уродился желудь, и кабаны паслись прямо за огородами. И тигры тут же. Их видели многие. К ним даже привыкли. Но к добру ли это? Сейчас мы охотимся почти рядом, друг друга не трогаем, однако соседство, скажу прямо, малоприятное. Невольно все время ждешь беды...


Собака, задавленная тигром в январе 1987 г. в с. Мельники
1981 год. За пять месяцев тигры уже более 15 раз переходили дорогу между двумя селами, четыре раза были на окраине села Мельники, дважды – в 200 метрах от моего дома. Особенно любят ходить по речке, покрытой льдом и мелким снегом.

На участке с осени было около двадцати кабанов: две чушки с поросятами, несколько прошлогодков. К весне осталось только три поросенка. Охоту на них я наблюдал 22 марта. Молодая тигрица подошла, когда поросята паслись на желудях в 300 м от села. Накануне днем была оттепель, ночью образовался наст, который позволил хищнице подкрасться совсем близко, но поросята учуяли ее метров за 25-30 и побежали. Одного, отбившегося, тигрица стала преследовать и бежала за ним, как я потом промерил, 280 метров, сделав при этом 68 прыжков метра по четыре, из них первые двадцать – по четыре с половиной метра. Но не догнала. Поросенок на этом отрезке сделал 75 прыжков, около четырех метров каждый. Тигрица его не настигла, хотя бежала вдоль дороги по не очень густому лесу.

Поросенок еще долго бежал прыжками, а тигрица остановилась, постояла, прошла метров 50, снова остановилась, а потом села по-собачьи.

Ночью она все-таки нашла этого поросенка в орешнике, задавила и за два раза съела.

9 апреля в 10 часов утра я просверлил клен, чтобы добыть соку, и стал ждать. Вдруг увидел тигрицу, которая прошла в 50 метрах, никак не реагируя на мое присутствие. Здесь же в 12 часов дня эта тигрица задавила на пасеке собаку. Пчеловод с помощником работали под навесом и слышали, как взвизгнула собака. Вторая, лайка, забилась под настил, и пчеловод Сергиенко с большим трудом вытащил ее оттуда проволочной петлей.

21, 22, 23 и 24 апреля мы видели тигрицу, а потом ее следы в Киевском ключе. А 18 мая уже на другой пасеке тигр унес крупного кобеля – овчарку, который был привязан возле домика. Он оторвал его с цепью и доской, к которой была прибита цепь. Но доска в лесу оторвалась, а собаку с цепью тигр утащил и съел. Сейчас выгнали на летние пастбища скот, посмотрим, что будет дальше.

20 мая этот дневник заканчиваю, буду вести другой. Здесь записано только то, что происходило на моем участке и что я видел сам.

Из письма Ковальчука В.Ю. Янковскому, датированного 14 октября 1981 года: «...Немного о тиграх. После двух коров и собаки (летом) они съели еще двух собак и порвали двух телок. Одну, соседскую, позавчера. Ее пришлось сдать на колбасную. Она вся в крови лежала за моим сараем. Где тигр изранил – пока неизвестно, думаю, где-то рядом. И зверь, видать, был молодой, полуторагодовалый. Он еще слабоват, а матери не видно. Вот выпадет снег, все разберу и тогда вам напишу».

С 1947 года, когда количество тигров в Приморском крае упало до критического уровня (20-30 особей) и охота на них была полностью запрещена, прошло больше сорока лет, и поголовье их увеличилось более чем в 10 раз. Тиграм стало тесно и голодно в тайге. Мало того, за это время зверь утратил страх перед человеком, начал вести себя так, как в прошлом веке, когда был полным хозяином дальневосточных лесов и гор. Стал безнаказанно убивать лошадей, коров, свиней, собак и прочую живность, причем часто прямо во дворах таежных сел. Ниже привожу без каких-либо прикрас свои наблюдения за 1981-1987 годы как дополнение к дневнику, опубликованному в журнале «Охота и охотничье хозяйство», за 1982 год, где показана деятельность этих хищников начиная с 60-х годов.

1981 год был годом большого нашествия тигров на наше село и мой промысловый участок. Они уничтожили всех кабанов (около 20 штук), несколько изюбрей и косуль. В тайге стало пусто. За день ходьбы я встретил лишь один след изюбра и три косули. Зато тигриных несколько, причем разных размеров. Особо выделялся след крупного самца; след пятки 12 см, лапы – 16x17 см. Этот тигр все лето таскал собак, сильно поранил двух совхозных коров, одну задрал. Осенью задавил двух телок, одну в 50 метрах от моего сарая. В ноябре в двух километрах от села он задавил коня весом до 500 кг, и в течение 10 дней я наблюдал, как и когда он посещает свою добычу и сколько съедает за один «визит». Но сначала я постарался разобраться в том, как хищник убил свою жертву. Напав, тигр вонзил когти передних лап в шею (правую около уха, левую – возле лопатки), а клыки – в шейный позвонок в 10 сантиметрах от ушей. Хватка была мертвая.

В эту ночь, 21 ноября, тигр съел одну заднюю ногу и ушел в близлежащий распадок. 22-го съел вторую. 23-го у трупа коня я обнаружил свежие следы, а на мороженом мясе – незастывшую слюну. Решил больше без ружья наблюдений не производить. А на следующий день утром я увидел поднимавшегося на косогор тигра, до него было метров 150. Солнце хорошо освещало его бок. Голова приподнята и повернута в мою сторону, хвост опущен до земли, как сабля. В эту ночь тигр вскрыл брюхо коня, съел все внутренности, а остатки туши перетащил подальше от дороги, в бурелом. 25-го со мной поехала моя жена Серафима Петровна и сын Сергей. Было 30° мороза, и мясо сильно промерзло, крошилось, но тигр сдирал кожу, как бумагу, и съел всю переднюю лопатку. 26-го перевернул тушу и съел вторую. 27-го ноября он перенес остатки туши на старое место. 28-го ночь выдалась очень холодная, ветер гнул и ломал деревья, мороз достиг 32°. Обглоданный труп коня промерз до основания, но тигр содрал остатки кожи и принялся за шею.

Когда мы подошли, он нас заслышал, отошел, спрятался в чаще метрах в ста и несколько раз рычал на нас. Я дважды выстрелил в воздух.

29-го, чтобы не встречаться с тигром, мы поехали к мясу в 12 часов дня. Тигра возле коня не было, но он натоптал тропу. Сергей хотел пойти проверить логово, но я не позволил. Решил, не тревожа, понаблюдать до конца. Помешал пчеловод госпромхоза «Прибрежный» Сергиенко, который зацепил остатки коня на машину и уволок на приманку колонков и соболей. Делать этого было нельзя. Если бы в эту ночь кто-то пошел по дороге, могло быть нападение: тигр остался голодным. Он был сильно взволнован. Всю ночь ходил взад-вперед по дороге. До этого он съедал не менее 15 кг мяса ежесуточно.

Через месяц я увидел следы этого тигра в верховьях Киевского ключа. Зверь был ранен в переднюю ногу, едва двигался. Он стал ходить по моим тропам, снимать мясо с ловушек. Нашел припасенного для приманок теленка, лежавшего в целлофановом мешке у дороги. За ночь съел. На этом месте я его встретил, но он уступил мне дорогу.

Тигр преследовал секача-кабана, но взять его не мог. В ночь со 2 на 3 января зашел в село Мельники, поймал лежавшую на стогу собаку. Унес и съел. Вскоре он исчез: погиб или добили браконьеры. Но в угодьях остался другой тигр, помоложе и тигрица с двума тигрятами-двухлетками.

Однажды возвращаясь домой, я услышал и заметил ворон. С вершины сопки в бинокль разглядел двух тигрят, глодавших задавленную изюбриху. Мамашу я увидел на косогоре метрах в 30-ти. Подходить ближе было опасно, я перевалил в другой ключик и ушел к машине. А на второй день мы с Сергеем разобрались в деталях этой охоты. Изюбрей было четверо. Тигрица подкралась с подветренной стороны метров на 40-50 и залегла, а когда одна изюбриха подошла метров на шесть – восемь, напала, проехала на ней метров 20 и задавила.

После гибели старого тигра молодой прочно обосновался в окрестностях села Мельники. Следы его появлялись каждые 15-20 дней, таков был «график» его обхода своих владений. 15 мая 1982 года он напал на жеребенка отелившейся прямо в поле кобылицы в 100 метрах от домов. Кобылица так отчаянно защищала лошонка, так брыкала тигра ногами, что он бросил свою жертву. Мать не уходила, пока труп жеребенка не остыл. Я сидел на дереве с фотоаппаратом до темноты, но тигра не дождался. Он пришел ночью, сначала тащил жеребенка волоком, потом взял в зубы и понес через речку на сопку. Съел его за две ночи полностью.

В конце мая и начале июня тигр задавил четырех собак: двух в селе и двух на пасеке. Ушел в сторону города Партизанска. В 500 метрах от города он стал преследовать мотоциклистов и легковые машины. Началась паника. Один водитель примчался в милицию: лицо белое, жена лежит на заднем сиденье и все еще боится встать... Приехали и другие. Зам. начальника милиции Сифулин организовал группу и выехал на место происшествия. Тигр сидел на обочине, поджидая очередную жертву. 27 июля в 19 час. 30 мин. он был отстрелян.

1983 год. На участке живет тигрица с двумя тигрятами по третьему году. Следы их уже трудно отличить от материнского. Год выдался голодным, неурожай на желудь, кабанов мало. Тигры живут впроголодь, 25 февраля тигрица покинула участок. Трехлетки остались одни. 3 марта в четырех километрах от села они перешли дорогу, поднялись на сопку и подняли рев. Ревели около двух часов. Но это был не грозный рев, а плач. Мы долго слушали, как тигры плакали по... уходящему детству. Потом они начали самостоятельную жизнь.

25 мая бригадир фермы Людмила Ивановна сообщила, что на ферму пришла сильно пораненная корова. Много рваных ран, но ни одной хватки по месту. Это работа молодых. 27 мая пришла вторая корова с такими же ранами. Обеих пришлось дорезать. И вот 2 июня на ферму не вернулась одна корова, пастухи нашли ее только 5 июня. Корова завязла в болоте, что облегчило охоту молодым тиграм. Мясо они уже наполовину съели, часть расклевали вороны.

6 июня я поехал на место. Засел в 50 метрах от останков коровы и, как только начало темнеть, дал два дуплета в воздух, покричал и уехал. Помогло. Тигры к мясу больше не приходили, до самой осени скот не трогали.


Тигр, убитый 14.01.1987 г. в с . Мельники
1984 год – год большого нашествия тигров. За три дня до Нового года появилась тигрица, покинувшая участок в феврале 1983 года. Она обошла участок, убедилась, что кабанов нет, три дня ходила вокруг села, поймала собаку и съела. А 1 января появился крупный тигр. Он шел вниз по реке и в 800 метрах от села повстречался с тигрицей. Судя по следам, встреча была настороженной, звери долго стояли в 20 метрах друг от друга, потом тигр обошел тигрицу по кругу. Хищники сблизились до трех метров, постояли, очевидно, знакомясь, и ушли вместе в Киевский ключ. 3 января, после долгой отлучки, появились два молодых тигра. Они вышли на следы старых, прошли по ним около 100 метров и свернули в Сахалинский ключ. А 5 января в 300 метрах от села дорогу перешла тигрица с двумя малыми тигрятами. Ее, очевидно, выжили с занимаемого участка, и она поселилась в скалах Богатырского ключа. 9 января ей удалось задавить крупную изюбриху. Изюбриха пронесла ее 50 метров на спине и повалилась между валунами с перекушенными шейными позвонками.

С 10 января мы начали вести наблюдения очень осторожно. Жила тут тигрица с тигрятами до 16 января и ушла в сторону Лазовского заповедника. Итак, за неделю на моем участке побывало 5 взрослых зверей и два тигренка. Первые два тигра после свадьбы ушли и больше не появлялись. Молодые трехлетки прожили вместе до марта, когда тигрица исчезла: вероятно, погибла во время охоты на изюбра-рогача или секача-кабана. Такое бывает.

Лето 1984 года прошло сравнительно спокойно. Тигр ходил вокруг совхозного стада, но два пастуха, переселенцы с запада, страшно напуганные его следами, не покидали стадо ни на час, и он боялся нападать. Однако в августе не досчитались одной коровы. Нашли ее через неделю, когда тигр с помощью ворон уже съел ее.

В нашем таежном крае к осени скот разбредается, часто ночует в поле, и вот результат: в начале октября тигр давит за два дня двух телят. А ночью 10 ноября в двух километрах от села убивает сразу двух бычков, шести и девяти месяцев. Укус у меньшего был такой мощный, что кости позвонка оказались раздробленными, голова вращалась в любую сторону. Тигр этого бычка бросил, догнал другого и тем же приемом умертвил. Утащил его в лес и за ночь выел мякоть обеих задних ног. Первый бычок остался цел. На втором я мог наблюдать, как тигр поедает свою добычу, На следующую ночь он вскрыл брюшину, съел печень, сердце, легкие и начал грызть лопатку. К вечеру второго дня вороны доели потроха. Лишь на четвертую ночь хищник разделался с остальным, а что не доел, унес в тайгу. Итак, за четверо суток 10-месячный бычок был съеден. Живой вес его был 200 кг, чистого мяса – 120 кг. За четыре ночи тигр съел около 60 кг, остальное – вороны.

Декабрь 1984 года. Охотники устроили загон на изюбра, но его не оказалось. Загонщик рассказал, что видел в ключе сильно выбитое место, клочья изюбриной шерсти и следы тигра. Мы решили осмотреть следы разыгравшейся трагедии и установили, что изюбр в последний момент заметил опасность и стал убегать, но попал в сильные заросли актинидии, запутался в них и потерял скорость. Тигр настиг его, вцепился в сухожилие задней ноги и перегрыз. Но изюбр выпутался из лиан и перешел к обороне, выставляя свои могучие рога. Он уходил вниз по ключу. Среди зарослей тигр изловчился и перегрыз сухожилия второй задней ноги. На снегу лежала не только изюбриная шерсть, но и несколько клочков тигриной, Изюбра нашли в 100 метрах ниже по ключу. Здесь совсем ослабевшему изюбру тигр перегрыз горло. Но мяса съел очень мало, всего два-три килограмма. Прошло три-четыре дня, а тигр не приходил. Что-то случилось. У меня возникло подозрение, что тигр погиб, ибо на второй день он оставил мясо и пошел в тайгу. Через каждые 100-150 метров он ложился то на левый, то на правый бок, который кровоточил, – тем местом, где расположена печень. С левого бока следы крови были из-под лопатки. Под конец он едва уже тащил ноги. Начало темнеть, и я повернул назад, но предполагаемое место лежки все же обошел. Выходного следа не оказалось...

В этот день я сильно простыл, обострился радикулит, и я не смог провести до конца наблюдения. Это второй случай гибели тигра со своей жертвой, зарегистрированный мною. Первый – гибели тигра и крупного секача – я наблюдал 5 декабря 1957 года. Случилось это в верховьях реки Арсеньевки, тогда Даубихэ. Бой происходил на чистом месте на льду речки. Кабан полез в молодой ельник и, очевидно, опасаясь преследования, лег головой к своему следу – и больше не встал... А тигр пошел в другую сторону, на сопку, и лег в 100 метрах от места схватки. У него было несколько ран на животе и груди. Из большой раны на животе торчали кишки... За 30 лет два случая гибели тигра от его же жертвы.

25 января 1984 года в 18 часов мы возвращались на машине «Нива» из леса, где закрывали ловушки и снимали капканы. За 100 метров до выезда на трассу заметили тигра. Он лежал на полянке в 35 метрах от дороги. Я остановил машину и вышел. Тигр лежал, не шевелясь, головой в нашу сторону. Крупный, пяти-шести лет. Окрас темный, на голове много черного, хорошо выделялся двойной черный крест. Сын подал мне ружье 32-го калибра, и я медленно направился к лежавшему тигру. Когда расстояние сократилось до 25 метров, я заметил движение черных полос на голове и небольшой оскал клыков. Зверь быстро встал, изогнувшись как-то по-змеиному, и, припадая всем телом, побежал крупной рысью своим обратным ходом. Я выстрелил в воздух. Он сделал три больших прыжка и скрылся в зарослях орешника. Мы пошли по следу и обнаружили, что метров через 300 тигр перешел на рысь, потом остановился, послушал – где мы, и снова пошел рысью. Я стрелял в воздух, чтобы заставить тигра бояться человека. В дальнейшем он уступал дорогу заранее и на глаза старался не попадаться.

Ровно через 40 дней мы встретились вновь. Я ехал лесной дорогой на машине, а он шел навстречу. Увидев меня, тигр прыгнул в сторону и вскоре был уже в ста метрах на сопке. Моя наука пошла на пользу. Я безошибочно узнал «своего» тигра по окрасу и параметрам: пятка 11 см, след 15x15 см, шаг 80 см, а когда идет рысью – 120 см. Прыжок в среднем 4,5 м. В высоту этот тигр без разгона прыгает до 180 см. Думаю, и два метра возьмет легко.

Все лето тигр прожил вблизи села, задавил двух собак, но на скот не нападал, так как при стаде всегда были пастухи.

В 10 километрах от села Мельники находится старый солонец, где я веду свои наблюдения. Разные здесь разыгрывались трагедии, но та, что произошла в августе 1985 года, потрясла до глубины души. Третий год сюда ходила знакомая мне изюбриха. В прошлом году родила здесь изюбришку, благополучно с ним перезимовала, а в мае 1985 года принесла другого. 5 августа на солонец пришли втроем. Мы радовались, что скоро наше стадо еще увеличится. Но 10 августа вечером на солонец пришел тигр. Изюбри убежали, однако ночью тигр задавил старую изюбриху. Молодые не уходили из распадка, куда привела их мать, и одного за другим тигр задавил всех. За 20 дней он съел трех изюбрей – и солонец мой опустел... А были они как домашние.


Охотники с тигром, убитым 14.01.1987 г. в с . Мельники
Сколько же съел за эти 20 дней тигр? Мать весила 160 кг, двухлетка – 100, теленок – 60, итого – 320 кг. Чистого мяса было примерно 50%, то есть 160 кг, В день он съедал по 8 кг. За год (365 дней) – 2920 кг – три тонны чистого мяса! А если помножить на количество голов, получится целое стадо – 48 голов (по 4 в месяц). Кабанов тигр давит в среднем 5 штук в месяц, то есть 60 в год. Вот так два тигра на территории госпромхоза «Прибрежный» полностью «выполняют» годовой план по добыче мяса. А их не два, а по данным последнего учета более 10.

1985 год. 28 ноября ко мне приехала группа охотников с лицензией на изюбра. В верховьях Киевского ключа сделали загон, но впустую. Загонщики рассказали, что в каждом распадке, судя по следам, изюбрей преследовал тигр. И одного задавил. На следующий день Сергей напоролся на этого тигра, лежавшего возле убитого им рогача. У изюбра был сломан один рог. Сын отогнал хищника выстрелами и вернулся к нам. Вместе пошли осматривать место происшествия. Изюбр лежал на левом боку, у него были перекушены сухожилия трех ног, сильно порвана шея, холка, бок и передняя лопатка. Заднюю ногу тигр уже съел и принялся за другую.

Я пошел по обратному следу, чтобы рассмотреть, как хищнику удалось задавить такого крупного быка. По следам удалось воспроизвести поединок от начала до конца и сделать снимки. Тигр подкрался к быку против сильного ветра и вскочил ему на спину. Место было каменистое, все опутано лианами актинидии. Бык бежал, ломая на пути сухие сучки и мелкие деревья, пробежал под толстым, в руку толщиной, сучком клена, который переломился, но тигра со спины сбросить не смог. Метров через 200 он споткнулся и страшно ударился левым боком о дуб. Позднее я обнаружил у него пять сломанных ребер, а легкие были черными от запекшейся крови. Тут тигр перекусил ему сухожилия задних ног, но изюбр еще долго продолжал ползти. Тигр зашел со стороны сломанного рога, вскочил на спину и так ехал еще метров 300, все время грызя холку. Решив, что дело сделано, он свалился на бок, прошел метров 10 и лег. На лежке были следы крови, видно, изюбр тоже достал его рогом. Но когда бык совсем обессилел, тигр хватил его зубами за горло и уже не выпускал. Держал, лежа на брюхе, так долго, что снег под ним подтаял. Наевшись свежего мяса, он лег неподалеку, где на него и напоролся Сергей. Было это 29 ноября, и с этого дня я начал свои наблюдения. 30-го тигр съел вторую ногу и ушел на лежку в пихтачи.

2 декабря тигр вернулся, перетащил тушу под крону ели и, несмотря на то, что мясо уже сильно промерзло, съел переднюю лопатку и грудинку. Ушел только при нашем подходе, спокойно, без рева, но недалеко, нам было слышно, как он поднимался по косогору. 3 декабря тигр перенес добычу ближе к сопке, перевернул и съел вторую лопатку. 4-го к мясу прибежали две харзы, но, когда «хозяин» стал подходить, удрали, В эту ночь он догрыз позвоночник, забрал оставшуюся переднюю ногу и ушел в свой пихтач. Он все время уходил в одно и то же место, натоптал целую тропу. 5 декабря он прикончил быка, остались рожки да ножки. Рога я вырубил себе на память. Итак, за 6-7 дней тигр съедает даже крупного изюбра, то есть каждую неделю ему нужна такая жертва. Кабанов у нас уже нет. Надолго ли хватит изюбрей? Ведь их осталось очень мало. На участке есть еще много косуль, но поймать их ему труднее, на них он охотится реже.

1986 г. Январь. Тигр подошел к селу Мельники, поймал двух собак и ушел за перевал. 24 февраля прошел ночью по селу, поймал собаку, унес за речку и съел. 29 февраля и 5 марта поймал двух собак у охотника Висарчука, поймал за огородом, когда хозяин выпустил их погулять.

Весь март и апрель тигр ходит вокруг села, поймал уже больше 10 собак, за огородами натоптал целые тропы. Я доложил охотоведу Грачеву. Он сказал: «Если что случится, звони, этого тигра, очевидно, придется отстрелять». 20 апреля тигр явился прямо в село, прошел по улице, но гуляющих собак не оказалось. Тогда он зашел во двор лесника Шемякина и прямо с цепи сорвал его собаку. Цепь и ошейник выдержали, но разогнулась защелка. Тигр походил по двору с собакой в зубах, не нашел выхода и бросил ее в 15 метрах от дома. Ночью пришел снова, но хозяин его отпугнул, а собаку выбросил за забор. Через два дня хищник пришел снова, нашел ее и съел.

За май и июнь тигр поймал в селе еще пять собак и двух утащил у пчеловодов на пасеке. В августе старый охотник Гурза, собирая грибы, напоролся на тигра, который доедал свою жертву. Тигр зарычал, а когда охотник, не поняв в чем дело, сделал еще два шага, бросился на него. Охотник не растерялся, стукнул большим ножом по железной банке и закричал. Тигр отвернул в двух шагах. «Аж листва опавшая в лицо полетела», – рассказывал потом Гурза. Тигр кидался на отходившего задом человека еще шесть раз, не позволяя ему делать резких движений. На каждое движение отвечал рыком и броском...

1 сентября 1986 года в 8 часов вечера я поправлял на лугу стог сена, присел отдохнуть. Стоял удивительный вечер, И вдруг в 100 метрах от меня из кустов на луг вышел тигр и пошел в мою сторону. По дороге проезжали машины. Тигр останавливался, провожая их поворотом головы. Когда заметил меня, весь подобрался, и, как мне показалось, вздрогнул. Когда до полосы леса оставалось метров 50, я крикнул. Зверь ушел в траву, вскочил и прыжками ушел в лес. За 10 прыжков он покрыл расстояние в 43 метра.

Только когда тигр скрылся, я понял – какая миновала опасность: по телу шла мелкая неприятная дрожь. А 20 сентября мой друг фотограф Винников, снимая осенние этюды, неподалеку от дома повстречал молодого тигра, который не хотел уходить с тропы. Винников бросил камень в его сторону, он прыгнул в кусты. А ночью этот тигр поймал на краю села собаку: утром пастухи нашли голову и часть шкуры. Тигриные следы стали появляться прямо под окнами. Как-то тигр зашел во двор, у колодца пролежал до утра, где и поймал забежавшую собачку. После этого люди стали бояться выходить ночью на улицу, а доярки – ходить на ферму. Жалобы поступали и из других деревень. Было решено тигра отстрелять. 17 января 1987 года хищник был застрелен.

21 января в село Мельники зашел тигр, не нашел добычи и ушел в село Залесье, где у крайнего дома, у Капитовского, сорвал с цепи собаку. Хозяин принес мне ошейник и кусок цепи.

Снег этой зимой выпал рано, поэтому быстро выяснилось, что возле села живут два тигра, крупный и поменьше. Следы их появлялись везде: на речке, у фермы, в огороде и во дворах. Жена Капитовского, учительница, ей надо рано утром идти в школу, а школа на другом конце села. Что делать? Этого тигра решили попробовать поймать живьем. Привезли сваренные из железных прутов клетки. Одну установили в 100 метрах от моего дома на тигрином переходе. Вторую, 5 марта поставили в километре от села Хмельницкое. На приманку в отдельном отсеке посадили живую собаку. 7 марта тигр был пойман!

Итак, за короткое время было обезврежено два тигра. Но следов не убавилось. 20 марта в километре от моего дома тигрица поймала косулю, которая паслась возле дороги. Задавила ее на 10-м прыжке. И съела на месте. Хорошо, что ночью теперь у нас по дорогам никто не ходит, а то бы не миновать беды.

Кто читал мой первый дневник, возможно, обратил внимание на то, что тогда тигр в основном нападал на кабанов и лошадей. А теперь на изюбрей и скот. Объяснение простое: кабанов в тайге и лошадей на селе почти не осталось. А тигр ходит рядом. Я считаю, что тигров в Приморском крае должно быть на уровне 60-х годов, 100-120 голов. Сейчас же, когда численность кабана упала до критической отметки, а по тайге гуляет более 300 тигров, численность копытных нам не восстановить.

Нужно учесть и то, что среди них не менее 50 тигриц, которые в этом году принесут около 100 тигрят. Сейчас в крайисполкоме решается вопрос о запрете охоты на все виды копытных, но и это не спасет положения. Ведь известно, что каждый взрослый тигр съедает в среднем 10 кг мяса в день (3650 кг в год). На 300 тигров – одна тысяча тонн!

А поголовье? Каждый тигр, как минимум, ловит одного зверя в неделю. В году 56 недель и, если их умножить на 300, получается, что наши «кошки» уничтожают ежегодно 16-17 тысяч голов копытных. Не слишком ли? А еще следует подумать – какой приплод могли бы дать задавленные в этом году свиноматки, изюбрихи и косули. Но его уже не будет.

Ущерб сельскому хозяйству тоже будет возрастать. Во-первых, потому, что подорваны запасы копытных в тайге, во-вторых, потому, что хищники просто обнаглели за десятилетия запрета. Я пишу, как тигры гуляют по нашим селам, но ведь они уже дважды побывали в самом Владивостоке, и власти запрещали горожанам прогулки за пределами города. И, как известно, за последние годы пострадало немало людей, были даже смертельные исходы.

Нашим ученым давно пора сказать свое веское слово, а не переливать из пустого в порожнее. Сколько за последнее время сказано о нависшей опасности в местной и даже центральной печати. А что сделано? Ведь как обидно: в странах Запада число копытных увеличивается, а у нас, в знаменитой Уссурийской тайге, закрыта охота на все виды копытных!

Пока закончилась 26-летняя работа по наблюдению за уссурийским тигром. Исхожены по тайге сотни километров, на личной машине с личным оружием и добровольными помощниками – тысячи. Многие имена бескорыстных помощников указаны в дневнике. Большую помощь оказали главный охотовед ГПХ «Прибрежный» С.А. Грачев, охотовед В.А. Ряхин, начальник участка А.Е. Шумов.

* * *


Тигрица Амба
Тигрица Амба поймана в клетку на приманку (живую собаку) 14 декабря 1987 г. 26.12.1987 г. был снят фильм «Амба». Тигрица в течение года бродила вокруг сел Мальники, Залесье, Ново-Александровка. Летом таскала с пасеки собак. Зимой дважды нападала на людей. В декабре совсем обнаглела и начала ходить по улицам, нагоняя страх на людей. И когда ее поймали, оказалось, что она ущербная. Больная левая лапа и не было двух клыков. Размеры ее: вес 152 кг, высота 1 м, длина 1 м 80 см, длина хвоста 90 см. Возраст около 7 лет.


Все фото из архива Н.И. Ковальчука.

Николай Иванович Ковальчук (1932), охотник, тигролов, женьшеневод, старожил Сучанской долины. Живет в таежном селе Мельники Приморского края. В альманахе «Рубеж» публикуется впервые.

Автор: Ковальчук Н.И.

Источник: тихоокеанский альманах «Рубеж» (выходит с 1992 г.), №8, 2008

Тэги: биология, Ковальчук Н.И., тигры


Комментарии (2)




№1 Дата: 03.11.2014 Добавил: игорь (гость)

Интересное повествование а как интересно обстоят дела
с тиграми сегодня


№2 Дата: 14.06.2016 Добавил: Евгений (гость)

Правильнее было бы назвать – «Записки охотника на тигров».


Ваше имя (не обязательно, на кириллице)


Текст (не более 25000 знаков)


Cтoлицa Приморья? (защита от спама, выберите правильный ответ)



Поиск по сайту

Тэги      Избранные: • леса Дальнего Востока


Остальные тэги (открыть/скрыть)


Топонимический словарь Приморья• Все топонимы (830 шт.)
Все комментарии (193 шт.) 01.09.2017

Новые комменты к статьям401) 7 ч 46 мин назад За власть Советов!
400) 23 ч 0 мин назад За власть Советов!
399) 22.08.2017 Фадеев не ошибся. Просто запамятовал
398) 22.08.2017 Гражданская война на Дальнем Востоке
397) 22.08.2017 За власть Советов!


Остальные комменты (открыть/скрыть)


Новые сообщения на форумеЛистая старые газеты Admin 01.09.2017
Листая старые газеты Admin 30.08.2017
Листая старые газеты Admin 30.08.2017
Листая старые газеты Admin 11.08.2017
Листая старые газеты Admin 09.08.2017
Листая старые газеты Admin 21.07.2017
Репрессии в Приморье Admin 21.07.2017
Листая старые газеты Admin 15.07.2017

Галерея
0 с назад

Просмотренные фото
№59

Случайное фото
№1685

Новые фото
№4

Популярные фото
© 2013-2017 Kraeved.info